Оренбургское областное движение в защиту жизни  





Спецвыпуск, посвященный ювенальной юстиции

(скачать PDF-версию)


СКАЖИ "НЕТ!" АБОРТАМ В РОССИИ!



Вернуться на главную

ПРАВДА О КРИМИНАЛЬНЫХ АБОРТАХ


Перевод с анг. Хариной Екатерины.

После ареста доктора Кермита Госснелла (Kermit Gossnell)*  и его партнеров за управление целым абортивным “домом ужасов” в Филадельфии, и внесении законопроектов по лишению Планирования семьи бюджетного финансирования на государственных и федеральных уровнях, защитники абортов вновь начинают громко заявлять, что любая попытка регулирования индустрии абортов приведет к закрытию клиник и росту количества опасных криминальных абортов.

Но все эти заявления основаны на мифах. Правда состоит в том, что легализация абортов только увеличила, а не предотвратила, боль, страдание и эксплуатацию женщин1.

5 мифов о криминальных абортах.

Миф #1. Криминальные аборты выполнялись мясниками, немевшими профильного образования и лицензии на врачебную деятельность. До легализации 90% незаконных абортов делалось врачами2, большая часть из оставшихся 10% делалась медсестрами, акушерками или другими лицами, имеющими, по крайней мере, некоторое медицинское образование. Слово "подпольный" означает не место, где аборты делались – "под полом", а то, как женщинам приходилось договариваться с врачами и приходить на аборт, чтобы избежать любых подозрений в совершении незаконной операции.

Миф #2. Десятки тысяч женщин умирали от криминальных абортов каждый год. Этот псевдофакт очень часто повторяется в СМИ. Покойный доктор Бернард Натансон, один из соучредителей Национальной Лиги по правам на аборт и акушер-гинеколог, который в 70-х годах возглавлял самую большую  клинику по совершению абортов в мире, позже признал, что ведущие поборники абортов знали, что эти цифра ложная, но считали ее полезной для проведения пиар-кампаний по легализации абортов3. Даже ведущие статисты Планирования семьи признают, что официальная статистика по количеству смертей от криминальных абортов была очень точна до их легализации в 1973 г. В 1972 было зарегистрировано только 39 материнских смертей, но никак не тысячи, о которых заявляли защитники абортов.

На самом деле, количество смертельных случаев от криминальных абортов уменьшалось и стабилизировалось до 1973 г.  После легализации этот тренд не изменился изменилась. Смертельные случаи от криминальных аборта перекочевали в статистику смертельных случаев от легального аборта.

Число женщин, умирающих от легальных абортов, вероятно, даже в несколько раз больше, чем то, каким оно было, когда аборты были запрещены. По целому ряду серьезных причин смерть, наступавшая в результате нелегального аборта, достоверно фиксировалась в свидетельстве о смерти. Об этом свидетельствуют независимые исследования. Но начиная с 1973, когда к смерти матери приводит легальный аборт , реальная причина гибели женщины очень часто не указывается или маскируется в свидетельстве о смерти.
Причин для этого много: избавить членов семьи погибшей женщины от смущения, ограничить материальную ответственность клиники, избежать ухудшения общественного восприятия аборта, и просто потому, что смерть от аборта больше не относится к преступной деятельности и не расследуется 5.

Независимые исследования подтвердили тот факт, что официальная статистика по материнской смертности в результате легальных абортов очень неточна. Недавно один исследователь, изучающий общественные архивы, смог зарегистрировать на 50% больше смертельных случаев, связанных с легальным абортом, чем было сообщено в "официальных правительственных докладах”6. Исследователь, Кевин Шерлок, говорит о том, что он смог раскрыть только небольшую часть неклассифицированных абортов, приведших к смерти. Более того, исследователи из Финляндии, которые сравнивали записи в  свидетельствах о смерти женщин с их медицинскими картами, обнаружили, что 94% материнских смертей  в результате абортов вообще не признавались таковыми, если судить только по записям в свидетельствах о смерти.

Миф #3. Ежегодно совершалось миллион криминальных абортов. Это еще одна надуманная цифра, предназначенная для того, чтобы потрясти общественность "подавляющими"масштабами неразрешимой проблемы. Научные оценки, основанные на известных соотношениях количества смертельных случаев и осложнений с общим количеством криминальных абортов, показывают, что фактическое количество нелегальных абортов находилось в диапазоне 60 000 – 200 000 ежегодно.

Исследования женщин, которые делали нелегальные аборты в то время, подтверждают эти низкие оценки количества криминальных абортов. Эти исследования также показали, что только меньше половины женщин, искавших возможность сделать нелегальный аборт, преуспевали в этом. Кроме того, у женщин, сделавших криминальный аборт, количество физических осложнений было почти идентично количеству осложнений в результате легального аборта. Этот последний факт не удивителен, так как большинство криминальных абортов выполнялось врачами7.

Миф #4.
Если аборт станет незаконным, то женщины будут совершать криминальные аборты. Опросы женщин, делавших легальные аборты, подтверждают, что только 6 – 20% из них рассматривали бы возможность криминального аборта, если бы аборты не были доступны по закону. Это исследование показывает, что разрешение абортов привело к замене криминальных операций, которых стремились избежать, десятью или пятнадцати кратным количеством легальных абортов.

Более того, исследования и отдельные свидетельства показывают тот факт, что на большинство женщин, делающих легальные аборты, оказывается давление или принуждение с чьей-либо стороны — и что большинство абортов, вероятно, нежеланны для самих женщин. До 1973 г. женщины могли отказаться от нежеланных абортов на том основании, что это незаконно, опаснымо и безнравственно. Легализация абортов облегчила задачу для окружающих женщину людей по принуждению ее к аборту. Так как если аборт является законным,он должен быть "безопасными". Если он "социально приемлем", то должен быть и морально оправдан.   Поэтому для окружающих оказывается гораздо легче отказать женщине в поддержке ее желания продолжить беременность и настаивать на аборте.

Например, когда актриса Хантер Тило была уволена из сериала Мелроуз Плэйс после того, как она забеременела, ее иск о дискриминации по причине беременности содержал следующее изречение продюсера: “Почему бы ей просто не пойти и не сделать аборт? Ведь тогда она сможет сниматься”9.

Миф #5. Легальные аборты более безопасны, чем криминальные. Любые незначительные улучшения в сфере безопасности легальных абортов, по сравнению с криминальными, с лихвой перекрываются астрономическим ростом количества женщин, подверженным неизбежным рискам искусственных абортов, как легальных, так и нелегальных. В то время как процент женщин, умирающих от абортов,снизился, их абсолютное число увеличилось. Увеличилось фактической число женщин, страдающих от физических осложнений. Увеличилось фактическое число женщин, страдающих психологическими осложнениями. Страдания женщин, мужчин и семей не уменьшились плегализацией абортов – они возросли.

Есть также много смертельных случаев, которые косвенно вызваны абортами. Женщины имеют в 3,5 раза больше шансов умереть после аборта, чем после родов. После аборта у них в 6 раз больше шансов совершить самоубийство. Они становятся также более склонными к злоупотреблению алкоголем и наркотиками и другим формам опасного поведения, которое может привести к смерти. Действительно, более 30 исследований, опубликованных только за последние пять лет, выявили связь абортов с ростом числа проблем психического здоровья,таких как депрессия, злоупотребление алкоголем и наркотиками, суицидальное поведение, и тревожные настроения— в том числе симптомы посттравматического стрессового расстройства.

Больше абортов, но не более безопасных абортов.

Как показывают факты, утверждение о том, что легализация спасет женщин от опасных абортов, не заслуживает доверия. Основной изъян в этом аргументе – это ложное предположение, что изменение в правовом статусе может сделать безопасной медицинскую операцию, которая неизбежно опасна по самой своей сути. Также абсурдно верить, что легализация абортов не увеличивает их количества или не подвергает новую обширную группу женщин опасности совершения абортов по принуждению под давлением окружающих их людей и обстоятельств.

Общество не учитывает тот факт, что не было опубликовано ни одного исследование, которое бы показало, что аборт, по любой причине, может принести пользу физическому, эмоциональному, экономическому, или социальному здоровью женщин. Напротив, имеющиеся доказательства демонстрируют связь аборта с ухудшением физического, эмоционального, экономического, и социального благосостояния женщин.

Легализация абортов способствовала феминизации бедности и увеличению зависимости женщин от пособий социального обеспечения10. Доступность абортов облегчила, а не затруднила для мужчин возможность бросать своих жен и подруг. К тому же, женщины, делавшие аборт, чаще имеют рак молочной железы, алкоголе – и наркозависимость, нарушения сна, сексуальные дисфункции, суицидальные порывы, психиатрическую госпитализацию, и другие проблемы.

Единственными лицами, получающими выгоду от легальных абортов, являются не женщины, а представители элит, контролирующие численность населения. Через легализацию абортов они достигли уменьшения уровня рождаемости среди "низших классов" и расовых меньшинств, что и являлось их реальной целью. Но цена этого для женщин оказалась ужасной.

Эксплуатация женщин делается еще хуже тем, что консультанты в абортивных клиниках обычно скрывают информацию о рисках и альтернативах, существующих для пациентов. Мошенническая деловая практика, халатность, и даже сексуальное надругательство над пациентами регистрируются по всей отрасли абортивной медицины11. Кевин Шерлок (Kevin Sherlock), автор книги «Жертвы права на выбор» (Victims of Choice), точно описал текущую ситуацию следующим запоминающимся словамим: “Будучи легальными, аборты осуществляются по принципам криминальной морали”.

Правда состоит в том, что легальные аборты продолжают причинять боль, травмируют и даже убивают женщин и девушек. Эйлин Робертс (Eileen Roberts), президент организации “Матери и защитники одиноких матерей” (Mothers and Advocates for Mothers Alone), которая сама стала матерью несовершеннолетней девушки, пострадавшей от аборта, в письме на сайте Fredricksburg.com говорит следующее:

“Как мы можем быть настолько наивными, чтобы думать, что хирургическая операция аборта может быть безопасной, и использовать аргумент, что иначе женщины будут прибегать к криминальным абортам? Легализация просто дала право врачам делать те же самые аборты, не скрываясь на законных основаниях.
… Аборт может быть в настоящее время законным, но никак не безопасным ни для матери, ни для ребенка. Во время каждого аборта кто-то умирает.
Моей 14-летней дочери сказали, что она будет в лучшей абортной клинике в Вирджинии. Ее парень и так называемая старшая подруга, которая отвезла ее за 45 миль от нашего дома, не знали ее так, как знали ее родители.
Она пострадала от тяжелых эмоциональных и физических последствий так называемого безопасного, легального аборта.
Моему мужу и мне пришлось потратить более 27 000 долларов на лечение вреда причиненного ее здоровью абортмахером.
По моему мнению, это был пример легального преступного аборта”.
_________
*Владелец абортария арестованный в январе 2011 г., против которого были выдвинуты обвинения в убийстве 7 детей, родившихся живыми на последних сроках беременности после вызванных им искусственных родов, а также в гибели 1 женщины и в продаже наркотикосодержащих лекарственных препаратов.

Примечания.
1. Большая часть этой информации взята из книги Дэвида К. Рирдона “Абортированные женщины, больше не молчат” (David C. Reardon, Aborted Women, Silent No More. Springfield, IL: Acorn Books, 2002, р. 281-310). См. эту книгу при отсутствии указаний на источник, цитируемый в этой статье.
2. Germain Grisez, Abortion: the Myths, the Realities, and the Arguments (New York: Corpus Books, 1972) 49.
3. Bernard Nathanson, M.D., with Richard Ostling, Aborting America (Garden City, New York: Doubleday and Company, Inc., 1979) 193.
4. See Grisez, Abortion: Myths, Realities, and Arguments, 70-71 and Nathanson, Aborting America, 193.
5. Подробней см. Silent No More, с.282-286.
6. Kevin Sherlock, Victims of Choice (Akron, OH: Brennyman Books, 1996). See also Mark Crutcher, Lime 5 (Denton, TX: Life Dynamics, 1996) and David C. Reardon, “The Cover-Up: Why U.S. Abortion Statistics Are Meaningless,” The Post-Abortion Review, Vol. 8, No. 2, April-June 2000.
7. См. Aborted Women, Silent No More, 287-289.
8. См. Aborted Women, Silent No More, 289-291.
9. Amanda Covarrubias, “7.7m for actor fired over pregnancy,” The Age, Dec. 24, 1997, p. A7. Дополнительные примеры можно найти в специальном отчете Forced Abortion in America (Аборты по принуждению в Америке).
10. David C. Reardon, “Abortion and the Feminization of Poverty” The Post-Abortion Review 1(3), Fall 1993.
11. See http://www.theunchoice.com/coerced.htm. См. Так же, Melinda Tankard Reist, Giving Sorrow Words: Women’s Stories of Grief After Abortion (Springfield, IL: Acorn Books, 2007); Reardon, Aborted Women, Silent No More; Crutcher,
Lime 5; and Sherlock, Victims of Choice; сотни хорошо задокументированных примеров.

Оригинал стать на английском языке:
http://afterabortion.org/2011/the-truth-about-back-alley-abortions/


Вернуться на главную


© Все права защищены 2011 http://www.orenburgprolfe.ru Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник!
Оренбург ЗА ЖИЗНЬ!
orenburgprolife@mail.ru